Какого врага мы победили и зачем?

 

Люди! Покуда сердца стучатся — помните!
Какою ценой завоевано счастье — 
пожалуйста, помните!
Р. Рождественский

Величайшая победа в истории России

С расстояния в семь с половиной десятилетий со дня окончания Великой Отечественной войны советского народа с нацистской Германией исторический день великой Победы сияет, как главная вершина тысячелетней истории нашего многонационального государства. Нет никаких сомнений в том, что радость предстоящего юбилея с нами разделят все законные наследники Победы — наши единокровные братья по общей матери Родине из республик бывшего СССР. Эта Победа была у нас одна на всех! 
Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции ныне критикуют нас: «Вы, русские, вот уж три четверти века носитесь со своей войной, проводите грозные военные парады и многомиллионные шествия. Мы на Западе давно уже забыли об этой войне». Мы же спокойно отвечаем: «Не можем мы забыть об этой страшной войне. Болит наше сердце; до сих пор болит о неисчислимых потерях, о неизбывном горе. Война принесла беду в каждую советскую семью. Не отпускает нас священная память о самом героическом поколении в истории страны; о павших в той войне отцах и матерях, братьях и сестрах. Забыть войну — значит, предать их нечеловеческие страдания и подвиг на все времена! Вас, господа, мы хорошо понимаем. Вы стараетесь забыть о сдаче нацистам вашими отцами ваших стран без сопротивления, об их покорной работе на оккупантов, о «дружбе» с немецкими офицерами. Ваши отцы в те дни успокаивали свою совесть, говоря: «Пусть русские воюют с немцами, а мы переждем войну в своих уютных квартирах». И пережидали, пока мы, русские, полив кровью девяти миллионов своих сынов и дочерей огромные просторы от Волги до Эльбы, не пришли в Европу и не освободили их от нацистского ига. Так было! Тут, не убавить, не прибавить».

 

Вторая великая держава

Война с нацистской Германией непосильным бременем легла на плечи всех народов СССР. Она забрала каждого седьмого жителя 193-миллионной страны, разорила экономику, сломала миллионы человеческих судеб, надолго разлучив многие семьи. Она обезлюдила тысячи городов, сел и деревень; надорвала жилы советского народа. Но испытания и лишения, выпавшие на долю наших отцов и матерей, не сломили их дух, но, наоборот, закалили их сердца. В той войне они явили миру лучшие свойства русской (в собирательном смысле) народной души. Оставшиеся в живых в день долгожданной и радостной Победы 9 мая 1945 года сплотились в единую дружную семью! 
На удивление всему миру, советское государство быстро залечило нанесенные войной страшные раны. Граждане нашей страны своим неистовым трудом и безмерным талантом возвысили любимую Родину до уровня второй великой державы, которая уверенно продиктовала честные условия послевоенного устройства мира. На волне победного духа они совершили восхождение ко второй своей исторической вершине — 12 апреля 1961 года они первыми из людей Земли покорили космос.

 

Какого врага мы победили?

Чтобы понять истинное величие Победы, нам надо осознать какого врага победили наши отцы. А разгромив нацистскую Германию, они сокрушили самого свирепого и жестокого врага всех времен и народов! 
После установления в покоренных европейских странах нацистского «нового порядка» авторитетные политики, писатели и деятели культуры, не поддавшиеся отчаянию, били тревогу, указывая загипнотизированной Гитлером Европе на нечеловеческую жестокость политики Германии и свирепость ее фюрера. Они называли Гитлера «маньяком, готовым уничтожить Европу». «Злобным чудовищем, жаждущим крови и разбоя», заклеймил его премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. «Ненасытным свирепым чудовищем» называл фюрера в своих статьях французский писатель, академик Андрэ Моруа. А немецкий писатель Томас Манн с горечью отмечал, что возглавляемая Гитлером германская нация хочет превратить мир «в камеру гестапо, во всеобщий концентрационный лагерь», где немцы будут охранниками. Новелла Т.Манна «Скрижали Закона» содержит такие слова о Гитлере: «Из-за его темной тупости кровь польется потоками, прольется столько крови, что краска схлынет с щек человечества». Как пишет в своей книге «Третий рейх: символы злодейства» антифашист Йонас Лессер, истинные христиане, католики и протестанты считали гитлеровскую Германию «гигантским исчадием дьявола», «делом рук Сатаны», «самым зверским» за всю новую и новейшую историю режимом и поэтому назвали войну против Гитлера войной против самого дъявола, «антихриста-зверя».

 

«И поклонились зверю сему…»

На рубеже 1930–1940-х армия нацистской Германии, в высшей степени отмобилизованная и дисциплинированная, оснащенная современным вооружением, наводила настоящий ужас на европейские народы. Закованному в броню танковых дивизий нацистскому «антихристу-зверю» только весной–летом 1940 года покорились семь европейских стран с армиями, насчитывавшими почти три с половиной миллиона солдат. Парализованные страхом перед «кровожадным чудовищем», европейцы сдались ему без сопротивления: датчане — через два часа после вторжения немецких войск, люксембуржцы — через сутки, голландцы — через пять дней, бельгийцы — через одиннадцать. Гордые французы подписали позорную капитуляцию на 42-й день — 22 июня 1940 года (а 14 июня, неделей раньше, после объявления Парижа открытым городом немецкие войска вошли в столицу Франции и триумфальным маршем «прогулялись» по ее мостовым; это был день величайшего национального позора Франции).
В страшные дни разгоравшейся Второй мировой в Европе не было оказано соразмерного сопротивления нацистской Германии. И только наши великие предки, когда лютый враг вторгся в пределы нашей Родины, не покорились ему, оказав невероятное сопротивление. Они яростно сражались с ним 1418 дней и ночей. И победили!

 

Против самой мощной армии мира

По итогам «молниеносной войны» в Европе Вермахт (от wehr — оружие и macht — мощь, войско) пополнился военными трофеями поверженных государств, достаточными для снаряжения 180 сухопутных дивизий. Только во Франции в качестве трофеев были взяты 4930 танков и бронетранспортеров и 3000 самолетов. Трофейные вооружения стали резервом для пополнения полутора сотен немецких дивизий, брошенных летом 1941-го на СССР. 
Германия подчинила своим военным целям и европейскую промышленность. 6,5 тысяч заводов из одиннадцати оккупированных стран к лету 1941-го работали на Вермахт, производя вооружение для войны с СССР. В их числе были предприятия бывшей Австрии (германский протекторат Ostmark), бывшей Чехословакии (протектораты Богемия и Моравия), а также Словакии, Дании, Норвегии, Голландии, Люксембурга, Франции, Польши и Греции. Швеция поставляла железную руду, Венгрия — бокситы для производства алюминия (и самолетов). Румыния на 60% удовлетворяла потребности рейха в нефти. Болгария превратилась в его сельскохозяйственный придаток. Различное стратегическое сырье поступало в Германию из Португалии, Испании, Турции.
Если в 1937 году Германия производила около 20 млн тонн стали и 16 млн тонн чугуна и добывала 240 млн тонн угля, то вместе с оккупированными странами она стала выплавлять 32 млн тонн стали, свыше 21 млн тонн чугуна и добывать более 400 млн тонн угля. К лету 1941 года на немецких военных заводах трудились 3 миллиона 100 тысяч иностранных рабочих, что составляло около 9% общей численности германской рабочей силы. В основном это были поляки, итальянцы и французы. Их использование позволило высвободить с производства более трех миллионов немецких мужчин и призвать их в ряды Вермахта.
Германия и ее сателлиты сосредоточили против Советского Союза крупные контингенты войск, насчитывавшие 190 дивизий. Группировка войск, сосредоточенная у западных границ СССР к моменту вторжения, превосходила войска особых приграничных военных округов по числу личного состава в 1,9 раза: 5,5 миллионов бойцов против 2,68 миллионов. Значительным было и превосходство в артиллерии и минометах: 47,2 тысяч орудий против 37,5 тысяч. Советские войска западных приграничных округов имели больше танков и самолетов, однако из их общего количества только 18,2% танков и 21,3% самолетов имели новые конструкции, остальные же были устаревшего типа с ограниченными боевыми возможностями.
Располагая экономическими и сырьевыми ресурсами почти всего европейского континента, Германия не только вдвое превзошла СССР по промышленному потенциалу, но и смогла гораздо быстрее оснастить свою армию новейшим вооружением и боевой техникой. Эта экономическая и военная мощь стала важнейшим фактором, обусловившим успех Вермахта в начальный период войны, после нападения нацистов на СССР. И этот факт надо иметь в виду, оценивая наши временные неудачи в войне с Германией.
К моменту нападения на СССР германский Вермахт, вооруженный ультрасовременной техникой, (непрерывно производившейся на военных заводах всей Европы) и приобретший в 1939–1941 годах в боях с европейскими армиями уникальный опыт ведения молниеносной войны и современной «войны моторов», был самой лучшей по технике и организации, самой мощной армией, которую когда-либо создавало человечество. Этот факт следует сознать, чтобы понять истинное величие подвига советского народа, разгромившего эту армию! 

 

Натиск на Восток

Чтобы уяснить глубинные смыслы этой войны, надо ответить на другой вопрос. Зачем вооруженная до зубов немецкая армия вторглась в пределы СССР? А вторглась она, чтобы отвоевать у нашей страны жизненное пространство для «расы» арийских господ, отнять территории, очистив их от русских «огнем и мечом».
Перед войной в своих книгах и речах Гитлер прямо указывал немцам на то, что новое жизненное пространство для германской нации, проживающей, по его оценке, в «стесненных обстоятельствах», может быть добыто только «за счет России». Следовательно, Германии придется снова встать на путь прежних рыцарских орденов, чтобы «немецким мечом добыть землю для немецкого плуга и хлеба насущного для немецкой нации». «Если мы помышляем о новых территориях и пашнях, — говорил Гитлер, — то мы должны в первую очередь думать о России и подчиненных ей пограничных государствах». Поэтому он призывал немцев возродить традиции древних тевтонских походов и возобновить натиск средневековых немецких рыцарей на Восток («Drang nach Osten») для подчинения славянских народов-«дикарей» и завоевания их территорий.
Конечные цели похода на Восток и войны против СССР были сформулированы на совещании у Гитлера 16 июля 1941 года. В записи протокола совещания говорится: «Вся Прибалтика должна стать частью империи. Крым с прилегающими районами (область севернее Крыма) также должен быть включен в состав империи. Приволжские районы точно так же, как и район Баку, должны быть включены в империю. Финны хотят получить Восточную Карелию, однако ввиду больших залежей никеля Кольский полуостров должен отойти к Германии».
Россия, по мнению Гитлера, являлась страной, которую немцы были просто обязаны занять. Представителей славянских народов, населявших западные территории СССР, нацисты считали недочеловеками и цинично рассуждали: поскольку «они не будут нам нужны, постольку они могут умереть». 
 

Антикоммунистический «крестовый поход» Европы

Германия, подмяв под себя большинство европейских стран, принудила практически всю Европу воевать с СССР. Армии стран фашистского блока, совокупно насчитывавшие более десяти миллионов солдат, летом 1941 года с германским Вермахтом во главе выступили в «крестовый» поход против ненавистных им Советов. 
Впервые со времен Наполеона континентальные европейские страны за исключением Великобритании, Ирландии, Португалии и Швейцарии пошли на нас войной. В германском «обозе» были румыны, итальянцы, венгры, финны, испанцы, австрийцы, чехи, словаки, поляки, голландцы, болгары, бельгийцы, люксембуржцы, датчане, норвежцы и даже нейтральные шведы. 
 

Благо для Германии

Нацистская агрессия против СССР отличалась невиданной жестокостью. Это была расчетливая, обдуманная жестокость. 
Готовя нацию к войне против Советского Союза, Гитлер втолковывал немцам, что война на Востоке будет полной противоположностью «нормальной войне на Западе или в северной Европе». На Востоке, подчеркивал он, жестокость — «благо для великой Германии». Если по отношению к побежденным европейцам (французам, датчанам, бельгийцам и др.) немецким офицерам рекомендовалось корректное обращение, то в отношении советских людей солдатам Вермахта предписывались злодейские правила поведения. «Памятка немецкого солдата» гласила: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки». А «Инструкция по военной подготовке в войсках» добавляла: «Для твоей личной славы ты должен убить ровно сто русских».
Германские солдаты вторглись в нашу страну, уже опьяненные легкими победами над европейцами. Изощренной Геббельсовой пропаганде удалось внушить солдатам Вермахта идею о том, что немцы являются представителями высшей арийской расы; славянские народы: поляки, русские, украинцы, белорусы — низшая раса; а евреи и цыгане — вообще недочеловеки, поэтому их всех надо безжалостно истреблять в интересах Германии. 
Заряженные этой черной энергией жестокости немецкие солдаты злодейски расправлялись с мирными советскими гражданами. Вот выдержка из письма домой рядового Вальтера Траве: «Наступил час расплаты, которого мы давно ждали. Большевики скоро будут разбиты, а евреи уничтожены. Мы их расстреливаем везде, где только обнаружим, несмотря на пол и возраст. Германцы на Востоке должны быть подлинными викингами, и все низшие расы должны быть уничтожены. Мы не имеем права на мягкость и малодушие».
Высшее нацистское руководство, нацеливая своих солдат на массовые убийства на советской территории, освободило их от уголовной ответственности за любые военные преступления против солдат и населения. Поэтому они, не раздумывая, расправлялись с людьми: расстреливали их, вешали, уничтожали в передвижных душегубках (загоняя в цельнометаллические автофургоны и травя выхлопными газами), сжигали целые деревни вместе с жителями (как это было в белорусской Хатыни или в деревне Большое Заречье Волосового района Ленинградской области, да и в тысячах других несчастных деревнях на оккупированных территориях). 
О страшной картине нацистских зверств на Брянщине повествует легендарный партизанский командир А.Фёдоров: «Ворвавшись в Салтановку Навлинского района, они полностью сожгли все село: 450 домов колхозников, школу, больницу, клуб, здание сельсовета и молочно-товарную ферму колхоза... Зверски замучили... восемь девушек, отрезали им груди, уши, выкололи глаза, после чего искололи штыками и бросили в огонь. В поселке Зелепуговка... фашистские изверги изрубили на куски пять колхозников и бросили их в костер, а десять стариков толкнули в огонь живыми... В селе Ворки... фашисты замучили и швырнули в глубокий колодец 26 девочек… бросили в горящее здание 35 детей, в числе сгоревших были грудные дети в возрасте от десяти месяцев до двух лет. Такое зверство творилось повсюду».
Русские, твердил Гитлер, — недочеловеки, и обращаться с ними надо именно как с таковыми. «В лагерях для русских военнопленных участились случаи людоедства. Только в этом году от двадцати до тридцати миллионов людей умрут от голода. Вероятно, это хорошо, так как некоторые нации стоит проредить», — говорил Герман Геринг итальянскому политику и дипломату, зятю Муссолини графу Чиано в ноябре 1943 года. Будучи «вторым человеком» после Гитлера, Геринг всего лишь повторял слова своего фюрера о том, что на территории России должны остаться не более 15-30 миллионов человек. «Остальные пусть переселяются дальше на восток или умирают — как им будет угодно».
За годы оккупации нацисты преднамеренно истребили 7 миллионов 400 тысяч мирных советских граждан, в том числе 213 тысяч детей.
 

Война на уничтожение

При оценке характера навязанной нам войны надо осознавать, что Германия была нацелена на полное уничтожение советской государственности и всего многонационального народа нашей страны, ибо нацистам не нужна была Россия «ни царская, ни советская, никакая». В марте 1941 года  на совещании высшего генералитета, посвященном войне против СССР, Гитлер так определил цели войны: «Наша задача в России — разбить вооруженные силы, уничтожить государство... Речь идет о борьбе на уничтожение». «Если мы этого не сделаем, — внушал фюрер своим генералам, — то, хотя и разобьем врага, лет через тридцать нам вновь придется противостоять коммунистам».
Для реализации этих установок фюрера в немецких штабах был разработан Генеральный план Ost, чудовищный программный документ нацистского геноцида на советских оккупированных территориях. Он датирован 27 апреля 1942 года. Согласно ему прибалтийские государства, Польша и большая часть прилегающей российской территории до линии, протянувшейся от Ладожского озера до Валдайской возвышенности и далее к югу через Брянскую область до Черного моря, должны быть колонизованы немцами. Планом предусматривалось сократить население европейской части СССР на 40%, истребив не менее тридцати миллионов человек. 
В январе 1941 года Гиммлер сказал собравшимся в Везельбурге высшим чинам СС, что уничтожение тридцати миллионов славян является необходимым условием успешного планирования на Востоке. Относительно «чуждых рас» в плане говорилось, что большая их часть — от тридцати до пятидесяти миллионов человек — должна быть выселена в Сибирь и после разгрома СССР уничтожена в концлагерях. Проекты строительства за Уралом сети лагерей смерти с газовыми камерами и крематориями с «производительностью уничтожения» до 60 миллионов человек были обнаружены при взятии Берлина. Оборудование для них уже было заказано. Об этом поведал миру советский кинорежиссер Михаил Ромм при подготовке документального фильма о Нюрнбергском процессе над главными нацистскими преступниками. 
 
Ни разу в истории российского государства стране и народу не угрожала такая опасность — быть полностью уничтоженными. Она возникла именно во время войны с нацистской Германией. Злодейскими планами фашистов наш многонациональный народ был приговорен к историческому небытию. А потому мы должны были или победить любой, пусть даже самой страшной ценой, или, будучи разбитыми, перестать существовать на этой земле как народ. Третьего дано не было! И нечеловеческими усилиями, неистовством русского духа, колоссальными жертвами, железной волей, страшными муками и реками крови нашим предкам удалось спасти всех нас.

 

Понять, а не осуждать

Давайте с высоты прошедших десятилетий вглядимся в трагическую дату 22 июня 1941 года и попытаемся разобраться, что военно-политическое руководство СССР могло сделать к этому дню, а что в силу объективных обстоятельств было ему неподвластно. 
Во-первых, нужно принять как исторически обусловленную данность тот факт, что к началу войны Красная Армия не могла сравниться с Вермахтом ни по оснащению вооружением, ни по выучке только что мобилизованных солдат и командиров, ни по слаженности штабов, ни по владению приемами ведения «войны моторов». Да, РККА уже была довольно большой по численности: к июню 1941 года ее личный состав равнялся почти пяти миллионам человек (численность Вермахта составляла 8,5 миллионов). Но из-за этого она была организационно «рыхлой» и плохо управляемой, тем более что в войсках не хватало средств связи. 
Во-вторых, несмотря на участие командиров Красной Армии в гражданской войне в Испании, в локальных сражениях с японской армией у озера Хасан на Дальнем Востоке в 1938-м и у реки Халхин-Гол в Монголии в 1939-м, а также в вооруженном конфликте с Финляндией в 1939-1940 годах, наш опыт ведения современной войны не шел ни в какое сравнение с боевым опытом Вермахта. Германия провела всеобщую мобилизацию на два года раньше нас, и ее солдаты в «молниеносных войнах» 1939-1941 годов уже успели покорить Польшу, Данию, Норвегию, Люксембург, Голландию, Бельгию, Францию, Грецию и Югославию. То есть нападение на СССР нацистская Германия совершила в момент наивысшего могущества своих вооруженных сил и в наиболее благоприятных, с точки зрения традиционной стратегии агрессора, условиях. 
В-третьих, если Вермахт к моменту нападения Германии на СССР по вооружению и организации был лучшей армией мира, то РККА находилась в стадии качественного переформатирования. Армией, способной на равных сразиться с нацистами, она стала лишь к концу 1942-го, как и было определено стратегическими целями третьей пятилетки (1938-1942), по итогам которой СССР должен был располагать возможностями вести успешную войну на большом театре военных действий.
Таким образом, задачи той армии, которая имелась у СССР на 22 июня 1941 года, состояли в том, чтобы продержаться до тех пор, пока не будет проведена полная мобилизация и не будут «включены» все долговременные факторы и преимущества СССР над Германией. Вот что говорил один из самых авторитетных руководителей советского государства того времени В.М. Молотов: «Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придется отступать. Вопрос был лишь в том, докуда придется отступать — до Смоленска или до Москвы... Мы сделали всё, чтобы оттянуть войну. И нам это удалось — на год и десять месяцев. Сталин еще перед войной считал, что только в 1943 году мы сможем встретить немца на равных...» История войны подтвердила правоту его суждений: именно в 1943-м победные Сталинградская и Курская битвы привели к перелому в войне и Красная Армия, наконец, безостановочно погнала солдат Вермахта на запад.

 

Отбросить домыслы

Вопреки утвердившимся в общественном сознании мифам, ни донесения разведки (зачастую противоречивые), ни проблемы с нехваткой и неопытностью командного состава в тот конкретный исторический момент, в июне 1941 года, не могли принципиально повлиять на начало войны. 
«Режиссура» начального этапа Первой мировой была полностью немецкой: Германия выбирала время нападения, направления и мощь главных ударов, контрольные сроки операций и так далее. СССР на тот момент мог лишь осуществлять скрытую мобилизацию и быть предельно осторожным в своих действиях, чтобы не оказаться втянутым в войну раньше времени. Политическое руководство нашей страны ясно отдавало себе отчет в том, что военное столкновение с Германией неминуемо, что оно «запрограммировано» ненавистью Гитлера к русскому коммунизму, «сжигающей его страстью» к расширению жизненного пространства за счет территорий советской России. И именно нежеланием Сталина раньше времени спровоцировать войну с Германией и объясняется его политическая осторожность. 

 

Осторожно, дезинформация!

После подписания в августе 1939-го договора о ненападении Сталин чутко прислушивался ко всем нюансам политических взаимоотношений с Германией. Но Гитлер принял беспрецедентные меры по дезинформации как Великобритании, так и СССР. 
Даже отправленные к границам СССР солдаты и офицеры Вермахта отмечали в своих письмах, что о войне против Советов до последнего момента не знал почти никто. В те дни на полном серьезе обсуждались такие экзотические версии, как марш через территорию СССР в Иран, Индию или Пакистан. «Ходили слухи о том, что нам, дескать, предстоит через территорию России передислоцироваться в Пакистан, — писал Эдуард Янке, стрелок-мотоциклист 2-й танковой дивизии СС «Райх». — Об операции Барбаросса и, о том, что нам предстоит выступить, мы узнали всего за несколько часов до ее начала». 
Эти меры по дезинформации и предопределили в значительной мере фактор внезапности нападения. 

 

Затягивать время

Как считают авторитетные военные историки А.Дюков, А.Исаев и Е.Холмогоров, СССР находился в позиции человека, который ожидал неминуемого удара, но не знал, когда именно тот последует, и поэтому не мог «совершать резких движений». Подготовиться к отражению нападения, по их мнению, Советский Союз мог, лишь затягивая время, поскольку никакие распоряжения Генштаба привести армии в боевую готовность «не создали бы из неотмобилизованных дивизий отмобилизованные», и не передвинули бы эшелоны с войсками из Заволжья сразу же к Львову и Бресту.
Экспертная оценка этих усилий содержится в воспоминаниях маршала Победы К.Г. Жукова: «В основных моментах (а ведь именно они в конечном счете решают судьбу страны в войне, определяют ее победу или поражение) партия и народ подготовили свою Родину к обороне… История… отвела нам слишком небольшой отрезок мирного времени, чтобы поставить всё на свое место... Многое мы начали правильно, но не успели завершить…»

 

«Не провоцировать Германию!»

Всем, кто искренне переживает за неудачи Красной Армии в начальный период войны, следует понять главное: накануне этой войны объективными историческими и политическими обстоятельствами СССР был поставлен в безвыходное положение. 
Любой шаг, будь то объявление всеобщей мобилизации, массовая переброска войск к границе или пресечение провокационных полетов немецких разведывательных самолетов над советской территорией, мог спровоцировать нежелательное для СССР начало войны, ибо мировая общественность тут же расценила бы эти действия как агрессивные. После заключения пакта Молотова–Риббентропа и войны Советов с Финляндией европейские страны, попав под немецкий бронированный «каток», испытывали к нашей стране сильную неприязнь и в случае очевидных действия СССР по необходимой обороне могли оправдать лукавую нацистскую концепцию о «превентивном ударе» Германии. Именно этим обстоятельством непревзойденный международный провокатор Адольф Гитлер утром 22 июня 1941 года объяснял своей армии и нации причину нападения на СССР без объявления войны. Именно об этом на всех мировых «перекрестках» трубил его главный пропагандист Й.Геббельс. И только Нюрнбергский международный военный трибунал поставил точку в этой циничной клеветнической кампании, определив в приговоре, что Германия совершила ничем не спровоцированное нападение на СССР, что это была «явная агрессия».
Европейские страны, уже «покоренные» Вермахтом, а также США, занимавшие в те дни позицию невмешательства, должны были на деле убедиться в том, что Гитлер в очередной раз подтвердил свое черное имя злобного монстра, ненасытного «в жажде крови и грабежа». Первым это осознал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, единственный европейский политик, решительно осуждавший действия Гитлера. Выступая вечером 22 июня 1941 года по лондонскому радио, Черчилль твердо заявил: «Повторилось в гораздо большем масштабе циничное надругательство над всеми признанными международными соглашениями и доверием международного сообщества… Русский народ защищает свою родную землю…» И от имени всего британского народа заверил Советский Союз в том, что Великобритания окажет ему всемерную поддержку в борьбе с нацистской Германией.
Таким образом, не поддавшись на провокации, Сталину удалось представить миру неопровержимое свидетельство неспровоцированной германской агрессии, склонить мировое общественное мнение на сторону Советского Союза и приобрести будущих союзников в войне. И, говоря о трагическом начале Великой Отечественной, мы должны удивляться не тому, что понесли в те дни огромные потери, а тому, что, будучи неготовыми к неминуемой войне и подвергшись вероломному нападению, мы все-таки выдержали страшный натиск самой сильной армии мира, а после и разгромили ее!

 

Долговременные факторы

По образному выражению У.Черчилля, «сила, масса, мужество и выносливость России должны были быть брошены на весы». На стороне СССР в тот трагический момент играли долговременные факторы войны: численность населения и размеры территории, современные заводы и поставленные на конвейер новые вооружения, идейно-политическое единство всех слоев и поколений советского народа, а также больших и малых народов, населявших СССР.

Главным материальным фактором будущей победы стала и социалистическая собственность на заводы, позволившая провести срочную, невиданную дотоле в мировой истории эвакуацию двух с половиной тысяч оборонных предприятий (вместе с 10 миллионами работников) на восток и создать там надежный военный тыл. Главным идейно-политическим фактором будущей победы стали рабочий класс, колхозное крестьянство и интеллигенция; молодежь и женщины. Коммунистическая партия и коммунистический союз молодежи; любовь первого послеоктябрьского поколения страны к Родине, помноженные на советское образование, воспитание и патриотизм. Все эти факторы, вместе взятые, и обеспечили нам победу в войне!

 

«Вставай, страна огромная!»

22 июня в 12.15 по московскому времени по Всесоюзному радио с официальным заявлением советского правительства выступил заместитель председателя Совета народных комиссаров В.М. Молотов. Вся страна замерла на городских и сельских площадях, в заводских цехах и на вокзалах перед «тарелками» громкоговорителей. Граждане с тревогой слушали сообщение о ворвавшейся в их дом войне. С этого момента их жизни разделились на до и после.

В их сердцах запечатлелись слова Вячеслава Михайловича Молотова: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» Эта вера в правоту дела, в неизбежную победу была непоколебимой на протяжении всей войны. Она звала на подвиг, на самоотверженный труд во имя победы, давала силы всем: осажденной Одессе, блокированному Ленинграду, красноармейцам, морякам, труженикам тыла, жителям оккупированных территорий… С этой верой в Родину, в Красную Армию, в советское правительство, в Сталина они яростно сражались с ненавистным врагом долгих 1418 дней и ночей, неистово трудились и учились. И — победили!

 

Нашествие свирепой гуннской солдатни

Вечером 22 июня в связи с нападением Германии на СССР по лондонскому радио к народам Великобритании обратился премьер-министр страны У.Черчилль. Будучи ярым противником коммунизма, он выказал сочувствие к советскому народу: «Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу их охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся… о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры. Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети. Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина с ее щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами, с ее искусными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран. Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи. За всем этим шумом и громом я вижу кучку злодеев, которые планируют, организуют и навлекают на человечество эту лавину бедствий...»

Впоследствии совместно со Сталиным и Рузвельтом Черчилль выступил одним из организаторов антигитлеровской Коалиции, которая в 1944–1945 годах совершила карательный поход в Германию.

 

«Пусть ярость благородная вскипает, как волна»

Молва о чудовищных преступлениях нацистов против славянских народов Польши и Югославии, об уничтожении в расстрельных рвах, гетто и газовых камерах сотен тысяч евреев пришла на советскую землю раньше самих агрессоров. Когда враг вторгся в пределы СССР, глубинные ощущения смертельной опасности, нависшей над страной, овладели советскими людьми. Уже на третий день войны эти ощущения оскорбленного вероломной агрессией народа выразил в своих стихах выдающийся советский поэт В.Лебедев-Кумач:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

На эти стихи композитор А.Александров написал песню, ставшую бессмертным гимном яростного народного сопротивления фашистам. Песня получила огромную популярность: она поддерживала высокий боевой дух солдат на фронте, давала моральные силы и веру в Победу труженикам тыла. И сегодня, спустя десятилетия со дня ее написания, мы слушаем эту песню, едва сдерживая рыдания, так много в ней благородной ярости, гнева и народной правды.

 

Братья и сёстры!

Неоценимое мобилизующее воздействие на советских людей, оглушенных первыми страшными известиями о нацистском нашествии, произвели пастырские послания к православным верующим авторитетнейших деятелей Русской Православной Церкви и радиообращение к народу И.Сталина 3 июля 1941 года.

22 июня, когда Германия напала на Советский Союз, Русская Православная Церковь отмечала День всех святых, в земле Российской просиявших. И местоблюститель патриаршего престола, митрополит Сергий (Старгородский) обратился к народу с посланием «Пастырям и пасомым Христовой Православной церкви». Он одним из первых назвал войну против Германии отечественной. «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину, — говорилось в послании. — Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием, принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству». Сергий призвал православных верующих встать на защиту любимой Родины. «Не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С божьей помощью и на сей раз он развеет в прах... вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении… Не посрамим же их славного имени и мы, православные, родные им и по плоти, и по вере… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины». Послание зачитывалось во всех действовавших храмах. Оно помогло растерянным в те страшные дни советским гражданам стряхнуть оцепенение первых дней войны и принять твердое решение — встать на защиту Родины. Многие уходили на фронт, на смертный бой с врагом, благословленные церковью.

3 июля 1941 года к гражданам страны обратился по радио председатель Совета народных комиссаров, нарком обороны СССР Иосиф Виссарионович Сталин, только что назначенный Верховным Советом СССР председателем Государственного комитета обороны: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!». В своей речи он дал убедительные ответы на вопросы, волновавшие каждого гражданина страны, в частности о том, является ли германская армия непобедимой. Тут Сталин выразил твердую уверенность: «История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало... Фашистская армия так же может быть и будет разбита, как были разбиты армии Наполеона и Вильгельма». Иосиф Виссарионович призвал отказаться от настроения благодушия, которое сохранялось в обществе в первые дни войны, отметив, что «наша страна вступила в смертельную схватку со злейшим и коварным врагом», поэтому необходимо, чтобы «советские люди поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного строительства». Сталин подчеркнул, что «враг жесток и неумолим»; что он ставит своей целью захват земель, политых нашим потом, «захват нашего хлеба и нашей нефти», разрушение национальной культуры и национальной государственности всех народов, населяющих СССР, их онемечивание и превращение в рабов немецких баронов. В своей речи Сталин особо отметил, что речь идет «о жизни и смерти советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Сталин заверил: «Наши силы неисчислимы» — и призвал народ направить эти силы на разгром врага. (Силы, действительно, были неисчислимы: только за первые восемь дней войны в Вооруженные Силы было призвано 5,3 млн человек!. Всего же через войну прошло более 34,5 миллионов.). Речь Иосифа Виссарионовича стала поворотным моментом для осознания советскими людьми всей глубины опасности, грозящей стране; способствовала мобилизации народа для отпора врагу.

Мудрое слово, шедшее от сердца авторитетных в стране людей, в те дни можно было приравнять «к штыку». Так можно оценить проповедь, произнесенную митрополитом Ленинградским Алексием 10 августа 1941 года во время богослужения в Богоявленском соборе Кремля. В ней Алексий указал на уникальную особенность русского народа, которая выражается в его отношении к Родине, как к матери: «Кажется, ни в одном языке рядом со словом «Родина» не поставлено слово «мать», как у нас. Мы говорим не просто Родина, но Мать-Родина! Когда Родина в опасности, тогда особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь. Он готов отдать все свои силы на защиту ее; он рвется в бой за ее честь, неприкосновенность и целость и проявляет беззаветную храбрость, полное презрение к смерти».

Высокие слова о любви к Родине, рожденные в сердцах патриотов-священнослужителей, и правда о страшной опасности, нависшей над страной, о которой предупреждал авторитетный вождь страны, глубоко проникли в душу народа. Они звали на священную войну, на смертный бой с врагом за поруганную честь Родины-матери и помогли, в конце концов, выстоять в кровавой битве.

 

Горькая цена войны

В преддверии юбилея Победы мы вспоминаем всех тех, кто встал в годы нацистского нашествия в полный рост навстречу жестокому врагу и отстоял ценой жизни независимость своей Родины, подарив всем нам, ныне живущим, возможность испытать трудное счастье жизни на этой земле. Мы оплакиваем 8 868 400 советских воинов, погибших в этой лютой сече. Мы скорбим о 7 420 000 мирных советских граждан: украинцах, белорусах, русских, евреях, цыганах и многих-многих других, преднамеренно истребленных нацистами на оккупированных территориях: расстрелянных, повешенных, удушенных газом в душегубках, заживо сожженных в тысячах хатыней. Мы печалимся о двух с половиной миллионах красноармейцев, замученных фашистами в лагерях смерти. Судьба русских военнопленных в Германии — отдельная ужасная трагедия; многие умерли, других, ослабевших и неспособных идти, расстреливали на глазах у населения.

Мы разделяем боль миллионов матерей и вдов, не дождавшихся с войны своих любимых сыновей и мужей; женщин, проживших свой век в неутешных слезах. Мы сострадаем миллионам детей войны, так и не испытавшим отцовской любви и заботы. Нам не безразличны судьбы солдат, попавших в немецкий плен в первые дни войны, чьи останки до сих пор лежат на окраинах многих наших городов и поселков в неопознанных братских могилах. И спустя семь с половиной десятилетий после окончания войны, не уходит наша боль, не отпускает!

И мы совсем не знаем о горькой судьбе пяти миллионов наших соотечественников, насильственно угнанных в рабство на чужбину. Почти половина из них умерла от изнурительного труда на немецких заводах.

 

Рабство в миллионных масштабах

Адольф Гитлер, развязывая мировую войну, заявлял о том, что она будет оплачена бесплатным трудом миллионов рабов со всей Европы. Во исполнение этой циничной идеи фюрера нацистский гаулейтер Фриц Заукель отдал приказ поставлять людей в Германию для рабского труда на заводах. «Если они не пойдут добровольно, — сказал он 20 апреля 1942 года, — то их надо принудить силой».

Немецкие агенты обоего пола буквально охотились за русскими и швыряли их в неотапливавшиеся вагоны поездов, лишенные всякого санитарного оборудования. Людей, умиравших в пути, и младенцев, рождавшихся в вагонах, просто выбрасывали из окон. Для того чтобы «облегчить жизнь» многодетным немецким матерям, в Германию были доставлены от четырехсот до пятисот тысяч здоровых русских девушек.

14 апреля 1943 года Заукель докладывал Гитлеру, что после года такой охоты на немецкую военную машину работали три с половиной миллиона русских гражданских лиц и полтора миллиона русских военнопленных. В другом докладе гаулейтер сообщал, что с ноября 1941-го по январь 1942-го умерло около пятисот тысяч русских…

 

К вопросу о потерях

Потери нашего народа в той войне были неисчислимы. Наши деды проливали кровь и за себя, и за тех трусливых европейцев, которые не только позорно сдались, но еще и услужливо помогали Гитлеру уничтожать наш народ, дисциплинированно исполняя его военные заказы и участвуя в войне против СССР на стороне Германии. Достаточно перечислить тех, кто попал в советский плен. Среди них были немцы (2,38 млн человек), венгры (513 тыс.), румыны (187 тыс.), австрийцы (156 тыс.), чехи и словаки (69 тыс.), поляки (60 тыс.), итальянцы (48,9 тыс.), французы (23 тыс.), голландцы (7 тыс.), финны (2 тыс.), бельгийцы (2 тыс.), люксембуржцы (1,6 тыс.), датчане (0,4 тыс.), норвежцы (0,1тыс), шведы (0,07 тыс.).

Особый разговор об испанцах. В плену их оказалось четыреста человек. Хотя в «Голубой дивизии», которая воевала против Красной Армии на Ленинградском фронте, испанцев служило больше пятидесяти тысяч. Они вместе с немцами, финнами и норвежцами участвовали в блокаде Ленинграда и ответственны за гибель почти семисот тысяч жителей города, погибших от голода, холода, болезней, артобстрелов и бомбежек.

Чтобы пресечь оскорбляющие память погибших советских солдат разговоры о наших огромных в сравнении с Германией потерях, понесенных в войне, сошлемся на статистику. Соотношение потерь советских и немецких войск составляет примерно 1.3:1.0. Разница в 0.3 объясняется, главным образом, тем фактом, что в немецких лагерях смерти было намеренно истреблено 57,8% советских военнопленных (около 2,5 млн человек). В советском же плену от ран и болезней умерло 14,9% немецких солдат (около 356 тыс. человек), остальные — примерно два миллиона человек — вернулись домой живыми.

 

Споры об истории

С особой горечью сегодня приходится наблюдать, как сотни авторов, выдающих себя за специалистов по истории войны, с непонятным остервенением описывают наши тяжелые поражения начального периода войны. Они обвиняют Сталина, советское правительство и руководство Красной Армии во всевозможных грехах и ошибках, пишут об отступлениях и котлах окружений, о массовой сдаче красноармейцев в плен, о заградительных отрядах и штрафбатах. Эти критики не хотят принимать во внимание тот факт, что большинство стран Европы встали на колени перед Германией в считанные месяцы, недели или даже дни, а наша страна билась долгих четыре года.

Давайте оставим эти горькие поражения начального периода войны военным историкам. Важно то, что советские люди не сдались, как европейцы! Наши предки противостояли нацистскому чудовищу, не перекладывая свою ответственность ни на соседний Иран, ни на Индию, ни на США. Наш народ сражался честно, и в результате на смену драматическому дню 22 июня 1941-го пришел победный май 1945-го.

 

Почему союзники празднуют день Победы над Германией 8, а мы 9 мая

В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, увенчавшихся полным разгромом гитлеровской Германии, заявившей о безоговорочной капитуляции, установить, что 9 мая является днем всенародного торжества — праздником победы.

Из указа Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года

Долгие годы ни наши союзники по антигитлеровской коалиции, ни советская сторона не акцентировали различия в дате празднования дня победы над фашистской Германией. Однако в последнее время все чаще стали подниматься второстепенные вопросы войны. И этот исторический вопрос оказался так запутан, что появилась необходимость внести в него ясность.

 

Агония Германии

Прежде всего, следует рассмотреть военно-политическую ситуацию в последнюю декаду войны — с 30 апреля по 9 мая 1945 года.

30 апреля. Войска 1-го Белорусского фронта под руководством маршала Советского Союза Г.К. Жукова продолжают штурм Берлина. А.Гитлер, поняв безвыходность ситуации для себя лично, решил покончить самоубийством. Накануне, ранним утром 29 апреля, он написал политическое завещание, в котором призвал германские войска «дратьcя за Берлин» до победного конца, выразил веру в возрождение Германского рейха и передал власть гросс-адмиралу Карлу Дёницу, главнокомандующему военно-морскими силами Германии. Днем 30 апреля тело фюрера было сожжено во дворе Рейхсканцелярии.

В тот же день в 21 час 50 минут сержант М.А. Егоров и младший сержант М.В. Кантария водрузили красный флаг над главным куполом германского рейхстага. (Рейхстаг штурмовали с разных сторон и входов несколько групп разведчиков и воинов, и многие из них водружали флаги. Широко известна фотография, на которой наши бойцы размещают флаг на конной группе, расположенной над фронтоном. Однако при взгляде с земли казалось, что флаг держит немецкий всадник. Тогда была дана команда вознести флаг на главный купол поверженного рейхстага.)

1 мая в 3 часа 50 минут на командный пункт одной из армий, штурмовавших Берлин, был доставлен начальник генерального штаба германских сухопутных сил, генерал Кребс. Предъявив письмо от Геббельса, он заявил, что уполномочен «установить связь с вождем советского народа» и начать переговоры о перемирии. Из Кремля поступило указание И.В. Сталина: «Никаких переговоров, кроме как о безоговорочной капитуляции, ни с Кребсом, ни с другими гитлеровцами не вести». Однако «наследники» Гитлера отклонили требование о безоговорочной капитуляции, будучи убежденными в том, что еще пригодятся союзникам в борьбе с Советами.

2 мая. Капитулировал берлинский военный гарнизон. Назначенный Гитлером командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг подписал приказ войскам о прекращении сопротивления. Руководство недобитых армий Вермахта, зажатых между Красной Армией и войсками союзников, осознавало, что крах неизбежен, и, страшась ответственности перед Советским Союзом за совершенные на оккупированных территориях злодеяния, предпочло договариваться с англо-американским командованием о частичной капитуляции. «Если сдавать город, — говорили офицеры Вермахта солдатам, — то только американцам».

 

Попытки заключить сепаратный мир

5 мая, по поручению гросс-адмирала Дёница, исполнявшего обязанности Имперского президента Германского рейха, в штаб-квартиру союзных армий в городе Реймсе, что на севере Франции, явился адмирал Фридебург, сменивший Дёница на посту командующего германским военно-морскими силами. Он пытался склонить командование союзников к принятию частичной капитуляции немецких частей. «Британский фельдмаршал Б.Л. Монтгомери сказал адмиралу Фридебургу, что может принять безоговорочную капитуляцию немецких войск Западного фронта только в том случае, если на Восточном фронте немецкие армии капитулируют перед русскими. Когда Фридебург выразил опасение, что русские могут перебить всех немцев, Монтгомери ответил, что об этом надо было думать до нападения на Россию» (Й.Лессер «Злодейства Третьего рейха»).

6 мая в Реймс прибыл генерал-полковник А.Йодль. Вместе с Фридебургом он пытался убедить американского генерала Д.Эйзенхауэра (будущего президента США) принять от них частичную капитуляцию, но тот предъявил ультиматум: или безоговорочная капитуляция, или возобновление бомбардировок немецких городов и позиций войск. Йодль по радио доложил об этом Дёницу, и тот дал ему полномочия на подписание.

7 мая в 2 часа 41 минуту в ставке союзного военного командования в Реймсе генерал-полковник А.Йодль (представитель верховного командования Германии), генерал-адмирал Г.-Г. фон Фридебург (от Военно-морского флота Германии) и генерал В.Оксениус (от Люфтваффе) подписали Акт о капитуляции немецких войск перед командованием союзных экспедиционных войск в Европе. Капитуляцию принял командующий экспедиционным корпусом войск союзников в Европе, американский генерал Д.Эйзенхауэр. В церемонии подписания также приняли участие генералы Ф.Сере (с французской стороны), Дж.Робб и Г.Барроу (с английской стороны). От имени советского Верховного главного командования акт подписал прикомандированный к штабу союзников генерал-майор И.А. Суслопаров. Акт вступил в силу 8 мая в 23.01 по среднеевропейскому времени.

 

Акт о капитуляции подписать в поверженном Берлине!

Сталин придавал церемонии подписания Акта о капитуляции фашистской Германии очень большое морально-политическое значение — слишком дорого обошлась эта война Советскому Союзу. Получив известие об акции в Реймсе, той же ночью, 7 мая, он провел консультации с У.Черчиллем и Ф.Рузвельтом и объяснил им, что «главную тяжесть войны на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, поэтому капитуляция должна быть подписана перед верховным командованием всех стран коалиции, а не только союзных войск». Ему удалось убедить союзников считать подписание акта в Реймсе предварительным протоколом капитуляции и настоять на том, чтобы капитуляция была подписана в Берлине — «центре фашистской агрессии». Утром Сталин позвонил маршалу Г.К. Жукову в Берлин и сообщил, что тот назначен представителем Верховного главнокомандования советских войск при подписании Акта о безоговорочной капитуляции.

8 мая в Берлин под конвоем союзников прибыли полномочные представители немецкого военного командования во главе с генерал-фельдмаршалом В.Кейтелем.

9 мая в 0 часов 43 минуты генерал-фельдмаршал В.Кейтель, верховный главнокомандующий Вермахта; Г.-Г. фон Фридебург, главнокомандующий военно-морским флотом Германии, и генерал-полковник Х.Юрген, в качестве представителя немецких ВВС, подписали акт о безоговорочной капитуляции. От имени Советского верховного командования капитуляцию принимал маршал СССР Г.К. Жуков. От имени союзников — маршал британских ВВС А.У. Теддер, генерал-лейтенант К.Спатс (США) и генерал Ж. де Латр де Тассиньи (Франция).

Текст акта повторял тот, что был подписан 7 мая 1945 года в Реймсе. Главные его пункты гласили: «Мы... соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием... Германское верховное командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23:01 по среднеевропейскому времени 8 мая 1945 года...»

Подписание Акта о безоговорочной капитуляции означало исторический момент юридического оформления разгрома фашистской Германии, признания ее военно-политическим руководством необратимого крушения планов установления господства «тысячелетнего» германского рейха. Для всего мира, перенесшего шок от разбойничьего поведения гитлеровской Германии, от варварства и бесчеловечности фашистов, их злодейских преступлений против целых наций и народов, это был настоящий праздник.

 

Долгожданная победа!

9 мая 1945 года в 2 часа ночи по московскому времени все радиостанции Советского Союза голосом Левитана передали сообщение Советского информбюро о капитуляции фашистской Германии и победном завершении войны. Однако наши союзники поспешили обрадовать свои народы на день раньше и обнародовали Акт о капитуляции, подписанный 7 мая в Реймсе. Так получилось, что мы празднуем День Победы на день позже.

Мы же, как истинные победители, великодушны. Пусть в Европе празднуют завершение Второй мировой войны 8 мая. Мы же в память о бессмертном подвиге наших предков отмечем «праздник со слезами на глазах» 9 мая. Для нас он навсегда останется святым днем!

 

Организатор и вдохновитель Победы

История — это факты. И они свидетельствуют о том, что от Победы никак нельзя отделить имя ее главного организатора и вдохновителя И.В. Сталина.

Во-первых, он как руководитель правившей Коммунистической партии в 1920–1930-х годах провел через коммунистов, работавших в органах власти и управления СССР, генеральную линию государственной политики на ускоренную индустриализацию страны. Под его руководством был обеспечен технологически, финансово, а также и продовольствием промышленный взлет СССР в 1930–1940-х. В результате индустриализации в годы первых пятилеток было сооружено более десяти тысяч заводов, где позже были произведены те танки, самолеты и артиллерийские системы, которыми был разгромлен германский Вермахт.

Во-вторых, в предвоенные и военные годы Сталин проявил выдающееся политико-дипломатическое мастерство, переиграв политические элиты Великобритании, Франции и США в их стремлении направить агрессию Германии на СССР. Вынужденно подписав в августе 1939 года Договор с Германией о ненападении, он сумел изменить «расписание» и маршрут неминуемой гитлеровской агрессии, выиграв для страны передышку в двадцать два месяца, что позволило укрепить промышленный и оборонный фундамент будущей победы. А, когда в июне 1941-го Германия напала на СССР, Сталин сумел убедить руководство великих держав в необходимости объединения усилий в борьбе с Гитлером, доказав, что СССР — надежный партнер, и вынудив союзников сохранять верность их обязательствам до конца Второй мировой войны.

В-третьих, под руководством Сталина с первых дней войны неисчислимые силы нашего народа и государства были мобилизованы для дачи отпора врагу. Под руководством Государственного комитета обороны, председателем которого был Иосиф Виссарионович, была организована невиданная в мировой истории эвакуация двух с половиной тысяч промышленных и оборонных предприятий вместе с десятью миллионами работавших на них людей.

В-четвертых, Сталин как председатель Совета народных комиссаров СССР сумел обеспечить взаимодействие с союзниками по антигитлеровской коалиции и получить от них очень нужную помощь по ленд-лизу.

В-пятых, Сталин как государственный деятель, на плечах которого лежал груз ответственности перед народом, проявлял непревзойденную твердость, волю и мужество в самые критические дни войны. К примеру, в дни паники в Москве 16–17 октября 1941-го, когда немцы оказались в двадцати пяти километрах от столицы, из которой уехали в Куйбышев все иностранные посольства и наркоматы, сам вождь народов город не покинул, вдохновив жителей на его защиту. Вместе с военным парадом, проведенным на Красной площади 7 ноября того же года, этот его поступок сыграл немалую роль последовавшем разгроме немцев под Москвой. (Разумеется, оставаясь в Кремле, до которого немцам был всего лишь один танковый переход, Сталин отдавал себе отчет в том, что, захватив его, нацисты устроят мировое судебное шоу, но он был мужественным человеком.)

В-шестых, как нарком обороны СССР Сталин направлял работу по формированию новых резервных армий, их вооружению, обучению и кадровому пополнению. Он лично писал мобилизующие приказы по РККА, в том числе и знаменитый №227, вошедший в историю войны как «Ни шагу назад!» и положивший конец беспорядочному отступлению Красной Армии летом-осенью 1942 года.

В-седьмых, в качестве Верховного Главнокомандующего Сталин руководил разработкой стратегических оборонительных и наступательных операций под Ленинградом, Москвой, Сталинградом, Курском, Киевом, Берлином. В 1943–1944 годах при опоре на Генеральный штаб ему удалось перехватить у германской армии стратегическую инициативу в войне, а десять наступательных операций 1944-го вошли в историю военного искусства как образцовые и получили название «Десять сталинских ударов».

В-восьмых, руководимая Сталиным коммунистическая партия надежно обеспечивала координацию действий всех учреждений, предприятий, наркоматов, ведомств, фабрик и оборонных заводов страны по их мобилизации на отпор врагу. Первичные, районные, городские, областные и республиканские партийные комитеты, парторги ЦК ВКП (б) в наркоматах и на оборонных заводах пронизывали все сферы общественной и производственной жизни. Партию большевиков можно было смело назвать сражавшейся партией. Из десятков миллионов бойцов Красной Армии, партизан и тружеников тыла, награжденных в годы войны орденами и медалями, каждый второй был комсомольцем или коммунистом. В самые сложные периоды войны или минуты сражений раздавался приказ «Коммунисты, вперед!», члены партии и комсомольцы выходили из строя, делали три шага вперед и шли в атаку, в разведку боем, на штурм укреплений противника. Три миллиона коммунистов — практически каждый третий погибший в сражениях с врагом воин — отдали свои жизни за независимость Родины, за наше счастье жить на этой земле.

И последнее. Со Сталиным искали дружбы такие титаны мировой политики, как Уинстон Черчилль и Франклин Делано Рузвельт. Они уважали Иосифа Виссарионовича и считались с его мнением! Так, Черчилль, выступая на обеде в честь участников Ялтинской конференции 6 февраля 1945 года, сказал: «Я не прибегаю ни к преувеличению, ни к цветистым комплиментам, когда говорю, что мы считаем жизнь маршала Сталина драгоценнейшим сокровищем для наших надежд и наших сердец. В истории было много завоевателей. Но лишь немногие из них были государственными деятелями, и большинство из них, столкнувшись с трудностями, которые следовали за их войнами, рассеивали плоды своих побед. Я искренне надеюсь, что жизнь маршала сохранится для народа Советского Союза и поможет всем нам приблизиться к менее печальным временам, чем те, которые мы пережили недавно. Я шагаю по этому миру с большей смелостью и надеждой, когда сознаю, что нахожусь в дружеских и близких отношениях с этим великим человеком, слава которого прошла не только по всей России, но и по всему миру».

Несомненно, в Великой Отечественной войне победил советский народ. Этот народ познал вкус свободной от помещиков и капиталистов жизни в советском государстве и вдохновенный труд на благо страны, овладел вершинами мировой культуры в созданном Лениным государстве, которое Сталин как его ученик вывел на позиции второй державы мира.

 

Правда остаётся правдой

Как ни стараются западные политики замолчать решающую роль СССР в победе над Германией, историческая правда заключается в том, что 80% общих потерь сухопутных подразделений Вермахт понес в сражениях с Красной Армией. На Восточном фронте с июня 1941 по май 1945 года было разгромлено 507 немецких и 166 дивизий сателлитов Германии. Это в четыре раза больше, чем разбили союзники — Великобритания, Франция и США, вместе взятые. На советско-германском фронте было перемолото до 75% всех танков и штурмовых орудий, свыше 75% самолетов, 74% артиллерийских систем Вермахта. Это дает основание твердо говорить о решающем вкладе советского народа в разгром нацистской Германии.

Немцы были прекрасными воинами. Они воевали вплоть до самого Берлина! Но, тем не менее, были побеждены советскими солдатами. Министр пропаганды нацистской Германии Й.Геббельс в дневниковой записи от 25 марта 1945 года, за полтора месяца до своего самоубийства, признавал, что Вермахт, которым руководили немецкие князья и прусские бароны, разгромили наголову советские маршалы — выходцы из народа: дети рабочих, крестьян, сапожников, конюхов, священников, которым советская власть дала образование, обеспечила продвижение по службе, оценила по заслугам, доверив высокие посты в армии.

 

Бессмертный подвиг советского солдата

Чувства, которые ежегодно рождаются в наших сердцах в дни празднования Победы, можно охарактеризовать тремя словами: восхищение, память, гордость.

Восхищение нашими солдатами, партизанами и подпольщиками, тружениками тыла — мужчинами, женщинами, стариками, подростками и детьми; их самопожертвованием, мужеством, тяжким трудом на фронте и в тылу; их нечеловеческой выдержкой и невероятной силой духа.

Память о павших солдатах. Многие из них, были молодыми. Они уходили в бой, как образно написал один поэт, «не долюбив, не докурив последней сигареты», и ничего не требовали взамен. Они хотели лишь, чтобы были живы их близкие.

Гордость за наших великих предков, храбро сражавшихся с жестоким врагом, победивших самую мощную армию, которую когда-либо создавало человечество, внесших решающий вклад в победу над абсолютным мировым злом и спасших наш народ от исторического небытия.

Пусть же эта Победа вдохновляет новые поколения, придает им стойкости в защите правого дела, которому посвятили свои жизни наши великие предки. Пусть победный дух нашего народа придаст нам сил для новых свершений!

 

Автор статьи: Заместитель Председателя Ленинградской региональной организации ветеранов войны и труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов. Председатель Совета Исторического клуба Ленинградской области. Лектор Российского общества «Знание» Г.А. Москвин.

Источники: https://protradnoe.ru/news?id=8131https://protradnoe.ru/news?id=8186https://protradnoe.ru/news?id=8243https://protradnoe.ru/news?id=8340https://protradnoe.ru/news?id=8408https://protradnoe.ru/news?id=8471https://protradnoe.ru/news?id=8750

Обновлено 01.09.2020